Get Adobe Flash player

postheadericon Где наши корни

На месте засек

Когда-то наши места были заселены исключительно мордвой. Они входили в Пургасову Русь, или волость, названную по имени знатного эрзянского князя Пургаса. В первой половине XIII века он попытался объединить разрозненные племена эрзи, сделать их независимыми. Но сделать это было не так легко. Некоторые из них продолжали оставаться под властью Казанского ханства до середины XVI века. Но постепенно шла так называемая христианизация нерусского населения. Мордву и другие нерусские народы насильно обращали в православную веру, строя для этого церкви и монастыри. 

После успешного завоевания Казани во время третьего похода на неё Ивана Грозного в 1552 году вся территория нынешнего Вознесенского района стала частицей Московского государства. По велению царя на месте, где сейчас стоит город Арзамас, была заложена крепость, в которой остались 6+00 казаков. Другая ближняя крепость появилась на месте нынешнего города Темникова. Тем самым были как бы обозначены основные оборонительные сооружения на восточной границе Руси. Но крепости, расположенные на довольно большом расстоянии друг от друга, не могли служить серьёзным препятствием для нашествия иноземцев. Надо было укреплять границы. Для чего стали создаваться засеки. Они образовывали своеобразную линию защиты. Одна из них проходила в направлении Вознесенское – Мотызлей – Илёв – Вертяново (заречная часть нынешнего Дивеева). Другая засека, сохранившись до наших дней, соединила бы Бутаково – Бахтызино – Сарминский Майдан – Нарышкино – Аламасово – Саров.

В защитные поселения по царскому прибору (мобилизации) для несения пограничной службы направлялись стрельцы, пушкари, городовые казаки, то есть вольный люд. Каждой семье для прокорма выделяли участок земли. 

Ныне покойный краевед Василий Иванович Карпушов из Дивеева, с которым мы были хорошо знакомы, рассказывал, что именно защитные поселения в Нарышкине, Сар-Майдане и Аламасове и положили им начало.

Параллельно с их заселением вольным людом, утверждал краевед, в наших местах стали обосновываться и другие, кому царь пожаловал землю за какие-то заслуги. Это были прежде всего его приближённые, сподвижники по воинским походам. Земли вокруг образовавшихся защитных поселений было много, и он считал разумным, чтобы она возделывалась. Часть площадей была отписана в собственность царского двора. Казаки и другие служивые люди, не привыкшие работать на земле-матушке, большей частью предпочитали переселять на неё крепостных из ближайших селений, в том числе из мордовских стойбищ.

С некоторой долей вероятности можно предположить, что современное село Нарышкино основано одним из потомков сотника Мельсана Ономасова. Сохранилась царская грамота от 1559 года,  в которой государь даёт право Мельсану Ономасову и ещё некоторым сотникам собирать в царскую казну с местного населения натуральный налог, или ясак, как он тогда назывался. Тот налог взимался в основном шкурами лесных зверей и мёдом диких пчёл. А сами крестьяне именовались ясашными.
Частные неурожаи, нужда во всём, приводящая к голоду, вызывали недовольство народа. Ничего нет удивительного в том, что наши далёкие предки не остались в стороне от событий, всколыхнувших Московское государство, вошедших в историю как крестьянская война под предводительством Ивана Болотникова, проходившая с 1606 по 1609 годы.

Во время неё царские каратели выжгли дотла мордовскую деревню Миевлей, которая состояла из четырёх дворов и располагалась у устья реки Сатиса (вероятнее всего, на месте нынешнего посёлка Нижний Сатис, стоящего по соседству с нижегородским посёлком Торжок, но относящегося уже к республике Мордовия). Жители сожженной деревушки вместе с Отюшком Аномасовым, потомком сотника, перебрались на другое место, где стоит нынешнее Нарышкино. Поселение стало именоваться Аномасовом, а много позднее, уже в XVIII веке, от него отпочковывается другое поселение, которое, такова уж традиция, стало зваться Новое Аномасово, потом название трансформировалось просто в Аламасово. 

Дворянская фамилия

Прежнее Аномасово, оказавшись во владениях известного в России боярина А. Ф. Нарышкина, по вполне объяснимым причинам стало звать по его фамилии. Так это обычно и было. Чьё село? Нарышкина. Андрей Фёдорович Нарышкин был двоюродным братом царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной (1651 – 1694). Она состояла  в браке с государем Алексеем Михайловичем. Их сын – известный царь-реформатор Пётр Первый. Из русского дворянского рода Нарышкиных вышло немало людей, занимавших видные придворные и государственные должности и оказавших заметное влияние на государственную политику России. К слову, сегодняшний Председатель Государственной Думы Российской Федерации Сергей Евгеньевич Нарышкин (родился в 1954 году) имеет к нему самое прямое отношение.

Кроме того, из рода Нарышкины вышел и декабрист Михаил Михайлович Нарышкин, осуждённый за свои взгляды на восемь лет каторги. В 1827- 1832 годах он отбывал наказание в Нерчинских рудниках, потом был сослан на поселение в город Курган. Рядовым солдатом воевал на Кавказе, после чего вплоть до 185 года, до кончины, жил под полицейским надзором в Тульской губернии.

Как и у всех дворян, у фамилии Нарышкиных был свой герб. Он представляет собой щит, разделенный горизонтально на две части. В верхней – в лазоревом поле виден до половины чёрный одноглавый орёл, а в нижней части – в красном поле золотая решётка. Щит венчает дворянская корона, на шлеме сверху нее – три страусовых пера. Держат щит львы.

Будущий хозяин села Нарышкина состоял при царском дворе в должности комнатного стольника. Нашим читателям это, уверен, мало о чём говорит. В своеобразной табели о рангах она стояла сразу за думными чинами, или проще сказать, за членами боярской думы. 

Отец Андрей Фёдоровича – Фёдор Полуектович Нарышкин – был думным дворянином. Численность комнатных стольников, например, в восьмидесятых годах XVII века колебалась от 60 до 141 по всей стране, тогда как просто стольников было до двух тысяч.

Комнатные стольники составляли своеобразный резерв для пополнения думных чинов. Им вменялось в обязанности присутствовать во время церемонии одевания царя, быть на приёмах, сопровождать его в поездках. Некоторые из них не только входили в свиту царя и несли при нём придворную службу, могли находиться и при других членах царской фамилии. Во время разного рода придворных интриг роль комнатного стольника возрастала, он имел немалое влияние на своего хозяина.

Упоминаемый выше Андрей Фёдорович Нарышкин в течение шести леи (с 1686 по 1692 годы) был комнатным стольником царя Петра Алексеевича. Случалось, что за какие-то провинности близкого ко двору назначали куда-то воеводой. Не исключено, что попал в опалу и наш Нарышкин, назначенный в 1693 году воеводой в город Тобольск. Скончался он, как сообщает всезнающая Википедия, около 1716 года.

Есть несколько версий относительно происхождения известной в России фамилии. Сами дворяне считали своим родоначальником крымского татарина Нарышку. Имя Нарыш в переводе с их языка на русский означает «мужественный». Нельзя исключать и другой вариант: возможно, это просто вариант фамилии Ярышкин («ярыжка» - «слуга»).

А специалисты по генеалогии пошли ещё дальше, обнаружив сходство дворянского герба Нарышкиных с гербом древнего германского племени наристов. Свою версию они строят на том основании, что Нарышкины, принадлежащие прежде к мелкопоместному дворянству, после женитьбы царя Алексея Михайловича на Наталье Нарышкиной, как водилось тогда, якобы решили подыскать для новой царицы древнее и, лучше, иностранное происхождение. Выбрали племя наристов, обитавшее в северо-западной части Богемии, подыскали город в этом районе, а также столицу империи Эгер (ныне там находится чешский город Хеб), герб которого стал со временем приписываться роду Нарышкиных. Любопытно, что изображённая в нижней части герба города Эгер решетка, прикрывающая величественного орла, символизировала тот факт, что доходы этого города когда-то были заложены императором. 

Как именно управлял нашим селом Андрей Фёдорович, состоя в должности комнатного стольника при Петре Великом, и позднее, когда стал тобольским воеводой, нам неведомо. Известно только, что у фамилии Нарышкиных, а в её числе были и бояре, и военачальники в больших званиях, и российские государственных деятели, имелось не одно нижегородское Нарышкино. Так именуются и поныне села в Тульской, Пензенской, Тамбовской и Орловской областях. Не приходится сомневаться, почему именно они так названы. В этой связи вспомнил не столь уж давний случай. В начале «нулевых» отмечался юбилей Нарышкинской средней школы. Присутствовавший на нём начальник управления образования города Сарова Анатолий Николаевич Зубилин с улыбкой поведал, что он – тоже выпускник Нарышкинской средней школы, только не нашей, а той, что в Орловской области. Окончил её ещё в сороковые годы. И вот он снова в Нарышкинской школе! 

Выпись из дозорной книги

Познакомим читателя с документом, присланным в Нарышкино в 1994 году из Российского государственного архива древних актов. В нём сообщается, что наиболее раннее упоминание о селе Нарышкине, имевшем другое название – Аломасово, оносится к 1614 году и содержится в копии выписи из дозорной книги Кадомского уезда, сохранившейся в деле Нижегородской межевой конторы 1789 года: «Деревня Аломасова и к ней пашни, сена и лесу по обращению 105 десятин». Вероятно, в конце XVII – начале XVIII веков в деревне была построена Покровская церковь, так как в материалах первых ревизий (1720 год) село названо: «Покровское, Старое Аломасово тож», рядом с ним возникла к тому времени деревня Новое Аломасово (нынешнее Аламасово), из которой позднее выделилась деревня Гостиный (Сарминский) Майдан. Все три населённых пункта принадлежали в конце XVIII века дворцовому ведомству.

В «Экономических примечаниях к планам генерального межевания Ардатовского уезда за конец XVIII века» село называется уже Нарышкино: «Нарышкино – по обе стороны речки Нарышкинки и при запруженных на оной двух прудов… Церковь деревянная во имя Николая Чудотворца». В том же документе сообщается, что в конце XVII века близлежащие земли, в частности, деревня Теренбердеев Починок (где она стояла – неизвестно, но, во всяком случае, это не современные Починки Вознесенского района), принадлежали Нарышкиным.

Итак, село именовалось по-разному: Покровское – по названию прежней церкви (кстати, и сегодня она носит его), Аномасово или трансформируемое с годами в Аломасово; после того, как в шести верстах от него образовалось Новое Аломасово (нынешнее Аламасово), стало называться, естественно, Старое Аломасово. А принадлежа известной в России дворянской фамилии, звалось, как это чаще всего принято, Нарышкином. 

Шемяков, Н. Где наши корни / Николай Алексеевич Шемяков // Наша жизнь. – 2016.  5 августа. – С. 3.

Обновлено (08.08.2016 09:50)

 
Слабовидящим

 

Онлайн - опрос.
Какими услугами Вы предпочитаете пользоваться в библиотеке?
 

 

 

 

 

 

IMGP3101.JPG
1
Счетчик посещений
HotLog